www.korrozia.org - Неофициальный сайт группы "Коррозия Металла"



Новости
История группы
Статьи
Дискография
Тексты песен
Фотографии
Файлы
Ссылки



Четко прояснились контры

Алла Гераскина
Новая газета, № 4, 20 января 2005 г.


Сергей Троицкий "Паук"

Монолог Паука потряс умы редакции! Очумелой смесью того, под чем хочется подписаться, и того, от чего хочется откреститься. Чумным карнавалом мыслей зимы-2005. Зажигательным коктейлем «Молотов» из Лимонова и Гарри Поттера. Коррозией коллективного бессознательного. Невозможностью трактовать это как «Захаренную кры…» малотиражного футуриста (эстета не хуже людей).

Потому как у Паука — толпы слушателей двадцати лет. Они, как тройка лошадей на полотне гуру «Черный всадник», символизируют Русь. «Все дико оголтелые, с зелеными и красными грустнейшими глазами». И в башках у них явно кипит что-то похожее.

В Москве я занимаюсь шоу-бизнесом: Корпорация тяжелого рока, группа «Коррозия металла» и новый проект в стиле диско-музыки под названием «Белый медведь»: три девки поют и десять голых пляшут. А на даче предпочитаю писать и рисовать: в деревне о шоу-бизнесе думать невозможно.

Картина Паука "Черный всадник" Одна из моих картин называется «Черный всадник». Позади узнаваемой троицы располагаются частично покоренные горы. Кони все в крови, и непонятно, то ли всадник управляет лошадью, то ли мифические лошади сами несут. Тройка лошадей символизирует Русь, каждая имеет отдельный характер, но они все дико оголтелые, с зелеными и красными грустнейшими глазами. А внизу под копытами валяются отрубленные руки, скелеты. Впереди САМ — он зловещ и апоплексичен. Потому что для него главное — миссия, а не издержки.

Также на картине присутствует человек, похожий на военного министра. Ему все нравится, это его стихия! Потому что военным людям нравится много воевать. Справа — темный кардинал, который после деятельности двух первых персонажей проводит мрачные зачистки. Он также зловещ, и конь под ним находится в каком-то дичайшем состоянии.

Сначала картина получалась такая веселая, дурацкая, а после дикого десятидневного запоя у меня четко прояснились контры — я взял модную дорогую итальянскую краску, и все пошло совершенно по-другому.

Когда я рисовал эту картину, думал о многих вещах. Я — Близнец, и в моей голове проходит очень много хаотических мыслей сразу. Одна из них, конечно, была о трагическом положении России. Ну и также я думал, каких телок снять после дискотеки.

Когда был дефолт и страна полностью находилась в аду, я активно занимался общественной деятельностью на базе национал-патриотизма. Мы устраивали митинги, демонстрации…

Мы хотели показать русскому народу, какие опасности впереди: теракты, кошмары, беспросветно тупая совковая жизнь. Мы занимались этим до тех пор, пока можно было проявлять политическую активность, просто обозначив себя, оформив партию. После 2003 года заниматься политикой открыто стало невозможно, только в подполье. Я свой долг перед Родиной выполнил — и умыл руки.

Сейчас произошел реванш совково-коммунистической номенклатуры брежневских времен. Тогда любой чиновник на посту, не имея конкуренции, мог заниматься своими мелкими делами, и его никто не мог убрать.

Поэтому чиновники, окружающие человека, который на моей картине впереди на коне скачет, прогнали ему телеги: «Не нужно никаких вольностей, это приведет к развалу». А он дал добро.

Но они это делали, как партия «Единая Россия», лишь для того, чтобы не было конкурентов. И теперь они могут спокойно заниматься взяточничеством, расхищать Россию.

В свое время мы делали предвыборный тур для Брынцалова в 96-м году, он дал нам дикое количество водки, было весело. Организовывали рок-тур в поддержку Подберезкина, не раз помогали Жириновскому, Митрофанову. Контактировали с депутатами, губернаторами. Мы отправляли факсы фракциям, которые баллотировались в прошлую и позапрошлую Думу.

Ведь дело не в терминах — коммунизм, либерализм. Есть только реальная полезность или неполезность. Мы обращались-то потому, что хотели продвинуть через них свои идеи. Но оказалось, что у этих людей голова работает только на то, как что-то получить и украсть, а на серьезный шаг они не способны.

Они думали, что очень круты, им ничего не нужно было. Сейчас мне звонят и говорят: «Да, мы прогорели. Давай замутим то, о чем ты говорил нам 3—4—5 лет назад». А поезд ушел.

Агитационные туры используют во всем мире. С одной стороны, власть цинично использует артистов, с другой, артисты — власть, получая деньги за фигню, которая не добавляет никаких голосов. Потому что 95% наших поп— и рок-звезд не имеют никакого влияния на людей.

Да в общем-то и политикам это уже не нужно. Все эти туры — классическая система совкового очковтирательства. Чиновник отчитался перед другими чиновниками — мы вывезли поезд, деньги попилены, все трудоработы прошли. Вернулись времена совкового коммунизма, когда никто ни за что не отвечает, особенно за результат.

А реальный результат выборов сейчас технически предрешен административным ресурсом: нарисуют все так, как нужно. В этом году в притопах и прихлопах смысла уже вообще не было. В 70 процентов агитпоездов подбирается программа, которая просто не могла бы шокировать тупых госчиновников.

А независимого артиста или рок-группу, в которую действительно врубаются люди, приглашать дико невыгодно. Потому что непонятно, что им на ум взбредет. Вдруг начнут за кого другого агитировать? И вся страна за него проголосует. Поэтому таких людей всячески зажимают.

На меня уголовное дело завели за песни — якобы мы национализм разжигаем. Все было шито белыми нитками и через полтора года лопнуло, даже суда не было. На мой взгляд, это было явно заказное дело. Его вела та же компания, что и против Сорокина, Гарри Поттера, Лимонова. Сделали мне подписку о невыезде, чтобы я не мог ездить в другие города давать концерты.

В России всегда так происходит. Русский народ, неважно при каком строе — коммунистическом, царском, современном — дает возможность превратить себя в быдло и спокойно смотрит на то, как уничтожают его передовые творческие силы.

Когда я занимался политикой, был момент азарта. Была мутная ельцинская вода, и можно было выйти с любой глупой идеей и выиграть выборы. А за последние полтора года люди вообще перестали заниматься политикой, следить за новостями.

Файл «политика» стерт у 95 процентов людей: сейчас это абсолютно неинтересная вещь, как участие наших спортсменов в Олимпиаде. Никаких неожиданностей не предвидится, есть только ложь и вранье.

Система устроена так, чтобы творческий человек не мог своим трудом добиться успеха. На Западе человек может придумать ноу-хау, гениальный сценарий... И система позволит организовать хорошую дистрибуцию, прокат, стоит только убедить спонсоров. А если продукт понравится людям, будет и дикий успех. Сама система будет работать на это.

У нас все по-другому. Даже если ты имеешь миллион долларов, это не значит, что ты раскрутишь телку, которая поет попсовые песни. Тебе надо идти на поклон к людям из музыкальной мафии, к Пианисту, например, или к Старой Ведьме. А так как конкуренция им не нужна, то любые талантливые люди, независимо от того, есть ли у них деньги, будут зажиматься.

Потому что если они пропустят на сцену талантливых людей и планка повысится, то им придется на рынок выпускать не совковое говно, а высококачественный продукт, на который у них нет творческой потенции. Им понадобятся новые затраты, уже им придется кому-то кланяться, а они этого не хотят.

Они хотят, чтобы было как в Советском Союзе: чтобы любое дерьмо, проталкиваемое человеком, обладающим властью, считалось клевым. А власть имущим руководством телеканалов впариваются такие телеги: «А зачем будоражить людей?».

А что дальше? Ничего. Никто изменить ничего не сможет. В России нет никакой идеологии. Сформировалась система двойных стандартов. Творческим людям не надо ныть, надо рубиться кто как может. Другое дело, что протестовать пока некому. Кто сейчас имеет реальную власть над умами? Разве что Кинчев. Но он всегда был коммерческим человеком, а сейчас стал православным.

Мы тоже не многое можем сделать. У нас есть разные песни. Есть мистического, угарного содержания, есть и общественно-политические. Но доносить их до народа нам не дают. Из 10 концертов 9 запрещают. Мы заключаем договор с клубом или организацией в другом городе. Как только вывешивают первые афиши, к директору приходят люди в костюмах, а устроителю проламывают голову в темном переулке.

Остается надеяться на молодых рокеров, у них же масса энергии. Почему в армию берут в 18 лет? Потому что в 18 человек ничего не боится, 25-летний будет думать — вот оторвет мне ногу и что я буду делать? А молодому по фигу.

Поэтому молодые рокеры должны рубиться, выступать за справедливость, стремиться к идеалам. Если бы появилось много таких людей, может, что-то бы и получилось.

Вернуться к списку статей

©2004-2017 Неофициальный сайт группы "Коррозия Металла"