www.korrozia.org - Неофициальный сайт группы "Коррозия Металла"



Новости
История группы
Статьи
Дискография
Тексты песен
Фотографии
Файлы
Ссылки



Умные мысли от Борова

Олег КЛИМОВ

Музыкальная газета, 1997, №28

Сергей "Боров" Высокосов, вокалист московской металлической супергруппы КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА, — личность безумно интересная.

Во–первых, он просто великолепный певец и музыкант. Во–вторых, само по себе наличие в коллективе двух лидеров, коими в КОРРОЗИИ являются Сергей "Паук" Троицкий и "герой нашего романа",— факт, уже заслуживающий дополнительного внимания и изучения, ибо, как говорят исторические рок–изыскания, рано или поздно лидерство одного всегда начинало довлеть над другим и происходил или элементарный развал группы, или же каждый из "потянувших на себя одеяло" заводил собственное дело.

Высокосов некогда уходил из КМ, не знаю, по приведенной ли мною причине, но поиск себя длился для него недолго, и "Паук" с "Боровом" уже долгое время прекрасно уживаются в одной "банке". Первый, неся в себе и на публику так и брызжущую из него экстремальную точку зрения на все случаи жизни, —– отвязно–стебный, часто не знающий краев и меры; и второй, роющий для этого потока извержений более–менее благопристойные и цивилизованные протоки–обоснования для прозвучавшего мнения, а то и сам наполняющий эти русла собственными ручьями–мыслями,—– неспешный, серьезный, рассудительный и основательный.

— По своим концертам Вы замечаете, что публика, находящаяся в зале, существенно отличается от той, что была десять лет назад?

— Возрастной диапазон вряд ли сильно изменился. Как слушалинас, начиная от школьников третьих классов и заканчивая совсем старенькими людьми, так и слушают. Больший процент зрителей по–прежнему составляет романтически настроенная молодежь, не скованная дурацкими цепями привязанностик каким–то ценностям, "врубающаяся" в "угар" и внутреннюю свободу. Они приходят на наши концерты с целью "отвязаться",в этом их конкретная задача. Они ходят именно к нам, а не на попсовые сборища, где публика другая и, соответственно, "врубы" другие, то есть их привлекает трэш–металл не как музыкальное направление, а как собирательный образ того, чем они хотят жить. Да, был такой период в несколько лет, когда менялось поколение людей: взрослые выбирали свои жизненные позиции в каком–то социальном смысле, а молодые еще не подросли, и образовался провал, молодежь вообще всем перестала интересоваться. Но наша музыка несет в себе революционный дух разрушения устоев в обществе, что всегда находит отклик в человеке, которому вечно чего–нибудь не хватает, которому тесен окружающий его мир и он вырывается из него, круша все вокруг. Эти вещи существовали во все времена, и сейчас наступает момент возвращения, момент нарождающейся революции.

— Вы не находите, что "металлическая" музыка несколько утратила свои позиции среди других рок–жанров?

— "Металл" прекратил свое существование в значении ортодоксальном. Лидеры хэви–метала IRON MAIDEN, JUDAS PRIEST, другие его яркие представители ушли в прошлое, у них другой звук, другое восприятиео кружающего их мира музыки, и "металл" трансформировался в экстремальный стиль — в его индастриэл–отростки, в какие–то "кислотные" варианты. Наш мир постоянно индустриализируется, и это постоянно давит на людей, заставляя их быть подчас очень жестокими в каких–то проявлениях, что находит отражение в выражении себя каждым творческим человеком. Но "металл" как идея не умер, и такие группы, как METALLICA, AC/DC, всегда останутся культовыми, их альбомы всегда будут раскупаться, народ будет так же ломиться на их концерты. Они уже вышли за рамки стиля, они сами по себе стали стилем, идеей.

— Поговаривают, что Ваша "Корпорация тяжелого рока" несет определенные потери своих членов...

— Некоторые группы уходят, на их место приходят новые. Мы не занимаемся менеджментом, "раскруткой", мы даем возможность людям выйти на сцену, сделать первые шаги, показать себя, а то, что с ними происходит дальше, их дело, их выбор.

— Вас как–то затронула повальная "хардкоризация" отечественного рока?

— Мы никогда не играли только в каком–то одном, раз и навсегда выбранном направлении. Если новая музыка, новый стиль находил в нас резонанс, то мы пробовали делать что–нибудь в этой манере. Но нельзя сказать, что мы уж так пристально следим за всеми модными веяниями; мы сами создаем моду, когда, показав что–то людям, видим, что им это понравилось и они пошли по нашему пути. Мы создаем спрос.

— Какие, на Ваш взгляд, группы в российском роке заслуживают того, чтобы слушатель обратил на них внимание?

— Я выскажу сугубо свое мнение. К сожалению, в настоящий момент традиции хранить некому и, по большому счету, преемников, достойных прошлых "монстров", я не вижу. У молодых команд наблюдается какая–то дезориентация. Если раньше молодняку было понятно, за кем следить, —– существовали дороги, проторенные METALLICA, AC/DC, и можно было не то чтобы их копировать, но следовать их фарватером, расширять и углублять эти направления, —– то сейчас расплодилось такое множество команд, играющих в таком множестве стилей, что новые группы просто не знают, на кого им ориентироваться, — что на Западе, где давненько не было ничего сверхнеожиданного, что на Востоке. Поэтому у них нет своего сформировавшегося мнения, какую музыку какими средствами играть, им никто в этом не помогал, и в результате сами из себя они сегодня ничего особенного не представляют, постоянно находясь в метаниях, из–за чего и музыка у них получается неконкретная и очень однообразная. Боюсь, что пройдет еще много времени, прежде чем появятся коллективы–лидеры как у нас, так и за границей.

— Самые ненавидимые люди для участников Вашей группы, судя по текстам КОРРОЗИИ МЕТАЛЛА, — это негры и некие цунарэфы. С первыми все ясно, а вот кто такие вторые?

— Лица кавказской национальности. Мы бы к ним нормально относились, если бы у них дома все было нормально и они там бы и жили. Как при советской власти, когда они сидели у себя в регионах и что–то там ворочали. К ним всегда было в кайф приезжать на курорты, никто никому не мешал. А сейчас они все там друг другу морды понабили и повалили к нам и здесь пытаются внедрить свой образ жизни, глубоко несовместимый с нашими традициями. На х.. нам это надо, спрашивается, чтобы к нам так нагло влезали? Тащат сюда наркотики, водку "левую"... Соответственно и отношение с нашей стороны к ним адекватное: сиди у себя дома и делай, что хочешь,— хочешь гадь, хочешь — нет. Но уж если ты приехал в гости, то тогда уважай то место, куда ты вселился, и людей, которые там живут.

— В последнее время Вы плотно сотрудничаете с писательницей и поэтессой Натальей Медведевой. Поделитесь, пожалуйста, с читателями "Музыкальной газеты" Вашими общими задумками.

— У нас с Натальей совместный проект, находящийся в стадии развития. Она в свое время искала "живых" музыкантов для исполнения с их помощью своих произведений. И вот произошла волшебная встреча, изменившая нашу жизнь, и мы стали вместе работать, выступать с концертами в Москве, по России. Программа получила достаточно большой резонанс, зрителям интересно то, что мы им предлагаем (дай Бог, побываем и у вас в Белоруссии, если найдутся люди, которые захотят нас пригласить). Это жесткая, агрессивная музыка, лежащая вне жанров, будь то рок, джаз, металл. И песни. Песни–истории, что несколько ново для нашего слушателя, привыкшего к поверхностным и тупым рифмам в поп–музыке, а мы предлагаем ему маленькие, длительностью в пять минут, романы. Программу мы назвали "А у них была страсть" и решили записать на пластинке, но возникли сложности с фирмами грамзаписи, и мы теперь ищем спонсоров и инвесторов для альбома.

Кроме того, есть две музыкальные пьесы (тоже своеобразное новаторство), отражающие человеческие реалии: нам столько говорили о будущем, и вот оно наступило, его уже не существует, мы в нем живем. Как живем —– правильно, неправильно, — мы предлагаем свой взгляд. В пьесах занято три актера, произносящих монологи, и три музыканта, в перерывах между монологами играющие целые композиции. Там опять–таки очень много стилей. В частности, мы пытаемся внести новое слово в развитие техно: оно уже закостенело — бит, смена сэмплов, повтор слов при отсутствии общего смысла. А у нас техно умное, о чем–то рассказывающее.

Мы создали "Фонд товарищей Натальи Медведевой", деятельность которого направлена на развитие альтернативной музыки в том смысле, что она не находит отражения в mass–media и ее не пускают в телевизионный ящик. Этот фонд не существует как юридическая организация, у нас нет членских билетов, в него может войти каждый, кто разделяет наши взгляды на жизнь, взгляды нашего движения "РОВ" —– "Рок, Ориентированный на Взрослых", взрослых не только в силу возраста, но и подростков, способных в 16 лет "врубаться" в человеческие страсти, интеллектуально развитых, то есть взрослых по своему развитию. Нам до рвоты надоели клишированные блюда эрзацкультуры, которыми кормят малолеток новые адепты от искусства в лице Киркорова и Пугачевой. Имея такую власть над публикой, они занимаются профанацией, уподобляя и зрителя и себя безмозглым "зайкам"...

Вернуться к списку статей

©2004-2017 Неофициальный сайт группы "Коррозия Металла"